Роман "Ловля сокровенного"

/ доступные ссылки выделены жирным шрифтом /

__________________________________________________________________

Черновые наброски ознакомительной первой главы

"К необычной рыбалке"

В этот удивительно жаркий майский день, наконец, уступив убедительным просьбам Леры, я сделал довольно солидный «крюк» и подъехал к её дому, чтобы услышать примерно то же самое, что по телефону и удивлённо принять в подарок какой-то странный длинный свёрток, замотанный в громко шуршащую светло-коричневую бумагу, наподобие той, которой упаковывали покупки во времена СССР.

- Уверена, это то, что надо и ты будешь в восторге! Потом скажешь, ладно?

Громко закричала она, и эхо пронзительного голоса Леры, кажется, разнеслось по всем панельным домам, окружающим нас тесным квадратом. Я подумал, что в такой ранний час, несомненно, из-за этого кто-нибудь, да проснётся и почему-то решил, что, скорее всего, это будет пожилой мужчина, живущий на одном из верхних этажей. Он вздрогнет, не понимая – что могло оторвать его ото сна, потом попытается снова заснуть, но, разумеется, безуспешно и, наконец, встав с кровати и громко шаркая старыми тапочками, вздыхая, пойдёт на кухню ставить чайник.

- Больше спасибо! И что же это такое?

Спокойно поинтересовался я, пожимая плечами и вынужденно улыбаясь.

- Сюрприз! Эй-эй, только сейчас не открывай! Потом. Ладно?

С этим я безотлагательно согласился и, довольно фривольно забросив свёрток в багажник, благополучно распрощался с девушкой, думая увидеть её не раньше, чем через месяц, но вышло так, что уже на следующий день мы оказались снова вместе. И виной этому стал, разумеется, подарок, который она приготовила мне к состоявшемуся почти неделю назад Дню рождения, о которым я вспомнил тем же вечером, когда, с трудом распутав бумажный свёрток, оказавшийся состоящим из нескольких больших листов, внимательно и несколько удивлённо его разглядывал.

К этому времени, Лера успела прислать мне несколько сообщений на телефон в духе «ну, как?» и «то, что надо?», и теперь, когда я смотрел на пятиметровый, явно не новый, спиннинг, наверное, самую дешёвую поскрипывающую катушку, огроменный поплавок и большую коробку разнообразных грузил, даже затруднялся ответить – что же на самом деле чувствую. Дело в том, что рыбалкой я не увлекался вообще – не то, чтобы она мне не нравилась, просто как-то практически не имела места в жизни. Единственным случайным исключением была пара вылазок на зимнюю рыбалку в начале этого года, куда меня пригласил очень увлечённый этим делом человек, а я не отказался, так как мне нужно было поговорить с ним о делах, как раз именно в неформальной и позитивной обстановке. Там же Вадим сделал несколько фотографий, где я, возможно, и не особенно живописно, но зато, бесспорно, забавно был запечатлён слегка побелевшим от холода, и сидящим в странной позе рядом с двумя лунками, по краям которых проходила лыжня, где периодически мелькали недовольные люди. Я им, разумеется, мешал, впрочем, точно также, как и расположившийся неподалёку Вадим, а они меня, понятное дело, раздражали. Однако, в тот день был забыт коловорот, а на пруду, если верить словам моего знакомого, впервые не оказалось ни одного рыбака, у которого его можно было бы ненадолго позаимствовать. В итоге мы отыскали несколько замёрзших лунок и, так сказать, подручными средствами, сумели их расковырять до воды, что, впрочем, так и не принесло нам в тот день улова, но зато то дело, которое я так рассчитывал обсудить, вышло на славу.

Несмотря на то, что в рыбалке и снастях я разбирался очень слабо, мне казалось вполне очевидным, что в подаренном комплекте точно не хватало лески и крючка. Кроме того, насколько я понимал в этой теме, спиннинг предназначался всё-таки больше для ловли на живца, воблер или блесну без участия поплавка. Какими-то подобными соображениями я поделился с «не утерпевшей» и вскоре позвонившей мне Лерой, не забыв снова тепло поблагодарить её за внимание и тактично умолчав о том, что, в общем-то, её подарок не особенно был и в тему.

- Ой, ну конечно! Ты что же меня – совсем глупенькой считаешь?!

Быстро заговорила она, забавно немного похрюкивая в трубку:

- Просто леску ты должен купить сам, забросить поплавок подальше, грузило пусть будет на конце лески, а крючок тебе вообще не понадобится. Сам всё увидишь!

Из объяснений девушки я, честно говоря, мало, что понял, кроме какого-то странного, пусть и весьма самонадеянного суждения о рыбной ловле. Тем не менее, спокойно и нейтрально ответил, что обязательно как-нибудь попробую, уверенный, что на этом наш разговор и завершится. Но не тут-то было. Лера возмущённо и таким тоном, словно мне, как тупому, долго что-то «разжёвывала» и втолковывала, но я так ничего и не понял, заявила:

- Тебе надо сделать это завтра! И обязательно в первой половине дня! Слышишь?

- Боюсь, что у меня несколько другие планы…

Начал я, хотя, собственно, хотел всего лишь отоспаться.

- Ты что? Не понимаешь?! Только завтра тебя будет ждать настоящий трофей! Выловленный! А потом это станет попросту бессмысленным!

И ещё в голосе Леры прозвучало что-то такое, заставившее меня неожиданно призадуматься, но больше над всей ситуацией в целом, а не странности её последних слов. В самом деле – за всё время нашего многолетнего знакомства с девушкой, это был первый неожиданный подарок Леры. Обычно она никого даже устно и не поздравляла с Днём рождения – как бы между делом, неизменно подчёркивая, что «вообще не рассматривает этот повод, как какой-нибудь праздник». Чаще же всего она вообще полностью игнорировала мой День рождения, но не из каких-то там нехороших побуждений, а попросту о нём забывала – за ней это водилось, и далеко не только в рассматриваемом случае. А тут вдруг такой сюрприз, да ещё связанный с невероятной настойчивостью и вот такой странной аргументацией. Однако, всё это было необычным и начинало невольно манить чем-то новым и таинственным. Тем более, как мне раньше казалось, Лера была не из тех людей, которые станут дарить «ношеные» вещи – наподобие этого спиннинга, только, если они не представляют собой действительно что-то очень интересное и ценное. Следовательно, так или иначе, здесь явно крылась какая-то загадка, и мне были названы чёткие временные сроки, когда я, возможно, смогу узнать – в чём же тут дело. И это томительно привлекало…

- Хорошо. Теперь всё стало понятно.

Ответил я, прикидывая в голове – насколько это всё реализуемо.

- Только сейчас уже поздно. Вряд ли я отыщу леску.

- Нет, не думаю. Она будет тебя ждать. Это обязательно.

Решительно сказала Лера, и тут я вспомнил о небольшом круглосуточном магазинчике, находящемся в подвале неподалёку. Я иногда забегал туда по пути домой, и внутри небольшого помещения неизменно соседствовали два отдела с продукты и рыболовными снастями. Кажется, однажды я оказался там даже около полуночи, и пожилая продавщица в разговоре упомянула о том, что, если что-то нужно по рыбным делам, то она всё без проблем отпустит, а на следующий день решит этот вопрос, когда придёт хозяин того отдела. Во всяком случае, здесь девушка оказывалась, пусть и невольно, но правой. И это почему-то беспокоило, как, наверное, всегда и происходит, когда вдруг создаётся впечатление, что кто-то знает тебя в чём-то даже лучше, чем ты сам и, более того, использует это в собственных целях.

- Наверняка ты уже знаешь, как поступить.

Словно вторя моим мыслям, снова заговорила Лера:

- В общем, ни слова больше. Завтрашнее утро и улов – твои. Тогда обязательно позвонишь и расскажешь – как всё прошло. Думаю, это будет именно то, что тебе нужно!

Здесь она, пожалуй, ошиблась, но тогда мне всё казалось вполне логичным, интригующим и даже забавным – ловля чего-то на спиннинг с поплавком и грузилом без крючка. Тем более, что с водоёмом точно никаких проблем не было – я точно знал, где хотел бы ещё раз порыбачить – разумеется, на территории клуба «Старый морской волк и якорь», так как уже несколько раз бывал на яхте хорошего знакомого в этом месте и невольно заглядывался на уютные закутки водной глади, обильно поросшие по берегам растительностью. Как Александр неизменно горячо уверял, именно там вполне можно было поймать хорошую щуку, хотя при мне ему так ничего подобного сделать и не удалось. Однако, в связи со всем происходящим, у меня неожиданно соответствующим образом уже поменялся и настрой – мне самому захотелось встать утром пораньше и съездить побыть на свежем воздухе. Ведь чего-то подобного я хотел уже давно, но всё не находилось достойного повода. А вот, выходит, наконец-то, и он!

- Да, верно. Ещё раз – огромное спасибо.

Уже намного более доброжелательно и искренне ответил я, добавив спонтанно:

- Не хочешь проехаться со мной?

- Нет. Ты должен быть один. Сам. В этом весь смысл, понимаешь?

Откровенно было бы ответить «нет», но я снова этого не сделал, а сказал:

- Хорошо. Тогда завтра после рыбалки обязательно позвоню.

На самом деле, взять с собой Леру, разумеется, оказалось бы весьма нехорошей идеей. Как и многие представители своего поколения, она была буквально помешана на смартфоне. Чаще всего, девушка с абстрактным видом слушала на нём музыку, неизменно глупо и растерянно хлопая большими глазами с наращёнными ресницами, когда возникала непреодолимая потребность вернуться в реальность. На не меньшую дурочку она походила и погрузившись в социальные сети, напрочь уносящие её сознание в виртуальный Мир, и прямо-таки предполагающие неадекватные реакции в совокупности с неизменной необходимостью по многу раз повторять Лере свои слова, чтобы, наконец-то, они до неё дошли, что, кстати, получалось далеко не всегда. Практически всё время, которое девушка проводила бы с вами, она оставалась совершенно незаметной и тихой, как тень – абсолютно не мешая, но и не создавая впечатления живого человека рядом. А единственная на моей памяти Лерина активность, за исключением некоторых «приятных исключений», была связана с каким-то моментом в реальности, который можно заснять и разместить в глобальной сети – она здесь была, как те многочисленные люди из весёлых анекдотов и грустных жизненных историй, которые готовы рискнуть жизнью и здоровьем ради частенько кажущегося только им одним удачным селфи. Была ли она симпатичной? Да, возможно. Но из-за постоянного пребывания в виртуальном Мире вызывала, скорее, жалость, весьма смахивая на человека с ограниченными возможностями здоровья, связанными с головой. А, в совокупности с предсказуемым раздражением, которое только и может вызывать подобный человек, понятное дело, интересной и желанной спутницей куда бы там ни было, назвать её было очень сложно даже с большой натяжкой. Во всяком случае, у меня, после нашей первой памятной встречи несколько лет назад, сложилось именно такое впечатление.

В тот день мы вдвоём оказались в кафе, так как об этом очень просил мой давний приятель, чьей дочкой и была Лера.

- Ты поговори с ней, пожалуйста. Меня она совсем слушать не хочет. Мы словно говорим на разных языках, а время идёт. Ей о жизни и будущем думать надо. Ты пойми!

Увещевал меня Артур, пока, наконец, я не согласился «попробовать», честно говоря, толком так и не поняв – чего с меня хотят. Да, с людьми я всегда сходился хорошо, но не испытывал никаких иллюзий от того, что девчонка станет глубоко и серьёзного воспринимать слова какого-то чужого дяди, который, по сути, лез совершенно не в своё дело. Да и что я мог ей сказать конкретного, кроме «громких лозунгов» и каких-то наглядных примеров, часть из которых непременно пришлось бы выдумать? Именно о чём-то подобном я думал, глядя в большое стекло кафе, за которым сновали разноцветные «мазки» машин и суетливые прохожие. Там же я впервые увидел и Леру – со смартфоном в руке и тянущимися куда-то в капюшон, практически скрывающий лицо, проводами от наушников. Она шла, странно подёргиваясь – видимо, в такт музыки, и не обращала ровно никакого внимания на происходящее вокруг. А возмущённо гудящие и резко тормозящие машины, вынуждены были пропускать её, переходящую дорогу явно в неположенном месте, причём одна из них была весьма близка к тому, чтобы сбить девушку. В этот момент я даже подумал, что наше знакомство с Лерой так и не состоится, а Артур до конца жизни будет винить меня за то, что, идя именно на встречу со мной она погибла или стала инвалидом. Однако, ничего подобного, к счастью, не произошло. Как там гласит известная народная мудрость по поводу младенцев и пьяных? Вот-вот. Только в наше время к ним можно было смело отнести ещё и людей, как принято сейчас говорить, живущих активной жизнью в Интернет-пространстве или попросту – постоянно пребывающих в виртуальной реальности. Но, разумеется, всё это – до какого-то трагического случая, который частенько вовсе не заставляет себя ждать.

Когда Лера, наконец, благополучно вошла в кафе, то ещё некоторое время растерянно стояла в дверях, видимо, отключив наушники и пытаясь сосредоточиться – туда ли вообще, и за чем именно пришла. Потом её рассеянный взгляд сконцентрировался на окружающей действительности и, осмотрев зал, она решительно направилась в мою сторону.

- Лера? Здравствуй.

Чуть привстав, поприветствовал я девушку, а она вяло махнула в ответ рукой и тяжело опустилась за столик, прибавив звук в наушниках и сразу же углубившись в стремительно схваченное меню. Так мы некоторое время и сидели, пока не подошла силящаяся улыбнуться, что у неё получалось откровенно плохо, официантка с затёртым и оттого совершенно неразборчивым бейджиком на груди. В этот момент Лера встрепенулась и заказала капучино с чизкейком «Нью-Йорк». Я же продолжал неторопливо потягивать «американо», а потом, когда ей принесли желаемое, кажется, бесконечно долго наблюдал, как она пьёт и ест, неотрывно что-то нажимая и перелистывая в положенном перед собой на столе смартфоне. Несколько моих вялых попыток заговорить и хотя бы в какой-то мере завладеть её вниманием, ни к чему не привели, кроме односложных ответов, из которых, вроде бы, следовало, что она меня «слушает». В какой-то момент мне захотелось встать, протянуть руку, сгрести её смартфон вместе с наушниками и выбросить их в ближайшую урну – возможно, тогда Лера смогла бы мне уделить немного больше внимания. Однако, я считал, что сделал более, чем достаточную попытку и чувствовал, что ничего сверх и не нужно. Девчонки, на мой взгляд, практически все сейчас были именно такие, и с этим я ничего не мог поделать, впрочем, как и Артур. Хотя это, разумеется, не повод, хотя бы для успокоения совести, всё-таки не постараться что-нибудь сделать. Не правда ли?

В какой-то момент Лера стала всё ниже наклоняться к тарелке с чизкейком, что я сначала посчитал очередной современной «фишкой», которой не понимаю, а потом вдруг стала расслабленно съезжать под стол. Я не терял времени, а бросился к девушке, подхватив на руки и почувствовав, как выгнулось её худенькое тельце, став необыкновенно твёрдым и оттого неприятным, заглянул в застывшие глаза и, в следующее мгновение, уже бежал с ней к мужскому туалету. Такое я уже неоднократно видел, когда давным-давно работал на дискотеке, и становился свидетелем того, как теряют сознание молодые люди, напрочь выбитые из колеи громкой музыкой, вибрацией от огромных колонок, ритмами бесконечного танца и буквально сводящей с ума и дезориентирующей своим мельканием и нажимом толпой. Их мы приводили в себя с моим тогдашнем приятелем Максимом очень быстро, а он таких людей неизменно называл «вибранутые». Поэтому сейчас, без всяких сомнений, оказавшись в мужском туалете, я выкрутил до отказа кран с холодной водой, выдернул из ушей Лерой наушники, отбросив их куда-то в сторону писсуаров, где на меня очень настороженно смотрел через плечо молодой человек, и с трудом, но засунул её лицо под освежающую струю, при этом с трудом впихнув туда голову Леры из-за неудобно высоких раковин. Я энергично растирал руками её щёки и лоб, думая о том, как отреагирует на всё произошедшее девушка, когда придёт в себя – на самом деле, было очень любопытно узнать. Однако, когда, закашлявшись и начав вскоре энергично сопротивляться она снова была в «форме», то первое, что сказала, было:

- Как вы это сделали?

Оказалось, что она восприняла произошедшее с ней, как некое колдовство с моей стороны, чтобы, наконец-то, Лера смогла уделить мне своё всецелое внимание. В общем-то, так оно и получилось – сначала я неоднократно рассказал ей, как всё произошло, а потом перешёл к более близким к просьбе Артура «материям», которые она слушала с хмурым видом, положив подбородок на ладонь руки, локоть которой покоился на столе в том месте, откуда успели во время нашего отсутствия унести размазанный чизкейк. А, когда я сделал паузу, чтобы сглотнуть, вдохнуть побольше воздуха и продолжить, Лера бесцветно произнесла:

- Ну, я пошла. Спасибо. Было интересно.

И, просто поднявшись, поплелась к выходу, даже ни разу не оглянувшись. У меня же от нашего знакомства осталось такое впечатление, что вряд ли девушка захочет каким-либо образом со мной дальше контактировать. Однако, здесь я оказался не прав – буквально на следующий день, ответив на вызов с незнакомого номера – обычно я так не делал, но тут ждал звонка от конкретного человека, я с удивлением услышал в трубке её достаточно бодрый голос. Как оказалось, она взяла мой номер у папы и, словно мы были не только давно знакомы, но ещё и пребывали в статусе «закадычных подружек», начала мне сбивчиво рассказывать что-то об уроках в школе, надоедливой однокласснице и парне, о котором она чуть раньше думала намного лучше, чем теперь. С этого момента и начались наши такие своеобразные отношения, которые постоянно поощрял Артур, так как, по его словам, после первой встречи со мной и последующих телефонных разговоров его дочка «явно менялась в лучшую сторону», в чём я, честно говоря, сильно сомневался – скорее, стала где-то чуть более внимательной в отношении отца. Поэтому не знаю – на сколько это соответствовало действительности, но Лера мне звонила иногда чуть ли ни каждый день, а потом могла пропасть на месяц и объявиться так, как будто мы расстались только вчера. Несколько раз звонил девушке и я сам, когда было желание и свободное время, чтобы послушать о ничего не значащих для меня молодёжных новостях и убедиться, что с Лерой, как и с Артуром, всё в порядке. И каждый раз в такие моменты передо мной стояло лицо девушки во время обморока – побледневшее, напряжённое, ввалившееся, со следами размазанного по чёлке чизкейка и белыми проводами наушников, словно путано сомкнувшиеся на горле удавкой современности.

О чём-то подобном я думал и вспоминал, когда через восемь с небольшим часов уже следующего дня ехал в сторону Москва-реки, на сиденье рядом со мной лежали не только подарочные снасти, но и зелёно-белая катушка лески с соблазнительным изображением большой улыбчивой рыбы. Правда, прошедшее время прибавило и вопросов. Начиная с откровенно глупого сна, где, видимо, под впечатлением от вечерних событий, я безуспешно ловил рыбу, а, когда попытался перейти в другое место, вдруг обнаружил, что не могу этого сделать – каждый уголок странного лесного озера, «как две капли воды» оказывался навязчиво-похожим на тот, что находился рядом. С чем и проснулся, уверенный, что в настоящей природе ничего такого быть не может. А, когда брал с собой из дома спиннинг, помимо обыкновенных потёртостей, я разглядел что-то, неприятно напоминающее следы от когтей, словно какое-то чудовище пыталось вырвать удочку у предыдущего владельца. Впрочем, разумеется, это могло быть вообще, что угодно, и я ещё подивился – что это навеяло в моё сознание подобные жутковатые образы. Однако, наверное, в том числе, на фоне всего, моё желание заняться рыбалкой и, наконец-то, разобраться – что имела в виду Лера, не просто не притупилось, а, кажется, разгорелось с удвоенной силой.

Повернув под мостом на грунтовую дорогу, я с громким шорохом сделал большую дугу, обогнул стоящий справа наполовину развалившийся трейлер и остановился возле величественного плаката, изображающего мрачную чёрную фигуру с якорем на плече. Ниже размашистой надписи «Старый морской волк и якорь» шёл арочный вход, ведущий меня сквозь ряды удобных диванов, барных стоек и окон, стилизованных под иллюминаторы, на широкий двор, густо обсаженный цветами. Отсюда открывался потрясающий вид на Москва-реку – очень широкую в этом месте, с «вгрызающимися» далеко в воду потемневшими деревянными мостками и стоящими по их сторонам, плавно покачивающимися на волнах корабликами – начиная с маленьких катеров и заканчивая самыми настоящими яхтами. Слева я заметил и «Янота» моего знакомого Александра, на борту которого мне удалось пару раз побывать. В первый раз, когда я увидел этот небольшой, но, несомненно, красивый корабль, его название вызвало моё невольное недоумение, но всё оказалось довольно просто – жену хозяина звали Яной, и «Янот», в данном случае, было, по его мнению, уменьшительно-ласкательным производным именно от этого. И мне такое объяснение понравилось – даже показалось весьма нежным и романтичным, впрочем, как и их отношения с супругой в целом, где мир и гармонию можно было различить буквально «невооружённым взглядом» с первых же минут общения. Впрочем, наверное, в том числе то, что эти люди отказались от, так сказать, традиционного быта в квартире или собственном доме, а жили на корабле – к этому исключительно располагало.

- Теперь вы прямо-таки обречены бывать здесь чаще и обзавестись плавсредством.

Сказала мне при знакомстве Яна, и это, пожалуй, единственное, в чём, на настоящий момент, она оказалась не права, пусть и уверяла, что, прямо-таки по какому-то «року судьбы» именно это происходит со всеми знакомыми её мужа без исключения. Впрочем, возможно, причина была в том, что я никогда особенно и не любил воду в естественных условиях, кроме, как замечательной перспективы просто на неё полюбоваться. Несмотря на то, что я неплохо плавал и не страдал морской болезнью, эти темы вызывали у меня мало интереса, а вот длительные пешие прогулки, особенно по малознакомым местам – да. Особенно в хорошей позитивной компании.

- Доброе вам утро.

Тихо сказал я, глядя на занавешенные изнутри чем-то белым иллюминаторы «Янота», и начал спускаться по широким лестницам к воде. Они образовывали несколько уровней, где располагались параллельные берегу проходы с простенькими деревянными беседками и симпатичными коваными стульями. Сейчас здесь почему-то никого не было, хотя во все мои остальные приходы сюда, там кто-то непременно располагался – в основном, родители, привозившие детей, занимающихся в секции академической гребли. Несмотря на замечательное утро, их тоже не было видно на воде, красиво и с гордой осанкой скользящих в разноцветных узких байдарках и элегантно взмахивающих вёслами. Со стороны это казалось таким простым и даже естественным, но, как я имел возможность убедиться – впечатление было обманчивым и требовало значительной сноровки, особенно в смысле устойчивости на воде. При мне пара девчонок с восторженными воплями переворачивалась и выныривала мокрыми, но довольными, несмотря на то, что искупаться в Москве-реке, даже летом – было весьма сомнительным и небезопасным для здоровья удовольствием. Впрочем, сейчас отсутствие посторонних, кроме «обшаривающих» территорию многочисленных камер наблюдения, казалось мне вполне уместным и словно целиком соответствующим тому, зачем я сегодня здесь оказался.

Спустившись к самому берегу, я пошёл вправо – туда, где за поворотом виднелись и манили именно те уютные заводи, которые словно только и ждали рыбака. Если верить Александру, в одной из них недавно выловили окуня «никак не меньше пяти килограмм», в чём, впрочем, я немного сомневался, так как на своей памяти, в самых разных местах Москва-реки, при мне вытаскивали только небольших рыбёшек. Хотя, кто знает? Возможно, хозяева «Старого морского волка и якоря» специально сюда подпускали рыбу, чтобы удовлетворить все возможные запросы клиентов, арендующих места для своих любимых корабликов. Впрочем, мальков здесь точно было много – чтобы в этом убедиться, было достаточно просто подойти к самой воде, и они сразу же расплывались в разные стороны, вызывая невольную улыбку и заинтересованность.

Миновав поворот, я задумчиво остановился, сразу же приглядев целых три места, показавшихся мне весьма удачными не то, что для рыбалки, а просто, чтобы приятно провести там какое-то время. И, остановившись на одном из вариантов – том, где заросли образовывали что-то навроде естественной беседки, я, хрустя кустами и стараясь ступать аккуратно по неровной земле, вскоре оказался именно там, расстелив удобный коврик для фитнеса, на который бросил рыбацкие принадлежности и старую спортивную сумку с термосом, несколькими «накрученными» дома бутербродами с ломтями окорока и фотоаппаратом, на который я надеялся заснять сегодня что-нибудь красивое и необычное. Впрочем, я брал его с собой практически везде, но больше для собственного успокоения, чтобы «если что», быть «во всеоружии», но такие случаи практически никогда не предоставлялись. Но это, конечно, вовсе не значило, что такого не может произойти уже сегодня, чем, наверное, в том числе, я оправдывал те немалые деньги, которые заплатил за фотоаппарат однажды поддавшись неожиданному порыву, когда случайно попал в тематический отдел одного из крупных московских магазинов.

Извлеча из той же самой шуршащей бумаги спиннинг, я убедился, что закреплённая вчера катушка находится на положенном ей месте, а леска натянута, прижимая к последнему круглому отверстию поплавок и болтающееся на конце грузило. Забавно, но вчера вечером я испытал буквально стыд, хотя в этом, конечно, ничего такого не было, когда знакомая продавщица в соседнем отделе спросила меня о каких-то видах лески и в итоге дала мне, с сопутствующими объяснениями, тот, который, по её мнению, был самым оптимальным. Забавно, что уже ночью, несмотря на видимую простоту, я ещё долго разбирался с наглядными видеороликами, найденными в Интернете – как правильно её намотать, чувствуя себя совсем глупым, да и вообще не понимая – зачем, по большому счёту, я это делаю, но, раз была катушка, то, видимо, это всё-таки имело какой-то смысл, чтобы действо прошло именно так, как запланировала Лера. Кроме того, продавщице удалось уговорить меня взять ещё и действительно симпатичный, правда, скорее всего, совершенно ненужный красный воблер. Он лежал где-то на дне сумки в своей цветастой коробочке, и, в принципе, потерпев предсказуемое фиаско с грузилом, я вполне мог бы апробирать и его – скорее всего, толка явно оказалось бы больше. Но, если быть откровенным, сегодняшняя рыбалка представляла из себя всего лишь любопытство, и я не рассматривал её, как перспективу любого рода традиционного улова.

Похвалив себя за то, что подготовил вчера всё заранее, я открыл термос и, глотнув несколько раз кофе с молоком прямо из небольшого горлышка, удовлетворённо кивнул. Именно то, что нужно, несмотря на то, что, больше привычный к большим ёмкостям, здесь я сыпал сахар и лил молоко исключительно «на глазок». Потом я с усилием закрыл пробку, отставил термос в сторону, и подхватив спиннинг, начал аккуратно вытаскивать его «колени», отпустив фиксатор катушки. Вскоре оказалось, что, держа удилище в руках, делать это весьма сложно, поэтому, чуть поколебавшись, поставил его толстым концом на коврик и пошёл вдоль берега, придерживая и тяня «колени» до тех пор, пока весь спиннинг не расправился и я не убедился в крепости конструкции. Затем вернулся, подхватил удочку и, зафиксировав катушку, попытался равномерно раскачать поплавок с грузилом, чтобы забросить подальше. Однако, результат оказался совсем скромным и, неуверенно махнув над головой удилищем, как при мне вчера элегантно делали множество раз рыбаки на видеороликах в Интернете, я, опасаясь предательского удара грузилом по затылку, резко выставил спиннинг вперёд, наблюдая за действительно неплохой дугой лески и всё неожиданно получилось. Это заставило невольно улыбнуться, и почему-то почувствовать себя малышом, который пробует применять что-то взрослое, видя, как это проделывали другие. Наверное, со стороны это также смотрелось примерно схоже, учитывая явно непропорциональные размеры пятиметрового удилища и моих весьма скромных метра семидесяти роста. Пожалуй, последний раз таким образом я чувствовал себя несколько лет назад на даче у одного знакомого, когда, собираясь в болотистую местность за грибами, мне предложили сапоги на несколько размеров больше, да ещё и облачили в такую огромную куртку, где пришлось значительно подвёртывать рукава.

Время шло, но ничего не происходило, хотя я начал чувствовать себя как-то «выше» обыкновенных рыбаков, что ли – словно добрый охотник из сказки, который не любит убивать животных, но взял с собой на прогулку в лес незаряженное ружьё. Я посмотрел направо, и увидел, как из-за поворота бесшумно выплывает огромная баржа с насыпанными большими кучами песка. На рубке мелькала разноцветная толпа детей в сопровождении нескольких взрослых, и, поскольку это вряд ли была экскурсия, я подумал, что просто юные мореходы постигают азы будущей профессии, точно так же, как встречающиеся сейчас повсюду в красивой форме молодые метрополитеновцы и железнодорожники. Вскоре по воде, разумеется, пойдут волны, но пока казалось, что баржа просто медленно скользит, умудряясь ни до чего не докасаться, и её отражение в воде выглядит почему-то намного более чётко и реалистично, чем она смотрится на самом деле. Я уже хотел было приподняться, чтобы получше разобраться в этом интересном моменте, несомненно, связанным с оптическим обманом, когда почувствовал резкий рывок и чуть было не выронил от неожиданности спиннинг, краем глаза увидев что-то неопределённое, скрывающееся в воде где-то на уровне середины удилища. На некоторое время я поражённо замер, стараясь что-то рассмотреть в тёмной воде с плавающими в ней небольшими ветками, но больше ничего не происходило. Тогда я медленно поднял спиннинг, убедившись, что поплавок и болтающееся на конце лески грузило на месте, и только здесь увидел ярко сверкнувшие на солнце явно свежие следы когтей или чего-то подобного, весьма смахивающие на уже имевшиеся на удилище. Неторопливо вращая руками удочку, я, как завороженный, всматривался в них и думал о том, что какое-то существо, несомненно, находившееся рядом со мной, вполне могло точно также полоснуть мне по руке, а то и по горлу, отчего внизу живота пробежал неприятный холодок. Но что это может быть? Что-то, приходящее следом за этим спиннингом и очень к нему неравнодушное, что доказывают аналогичные предыдущие следы? Или вообще всё это совершеннейшие глупости и банальные совпадения? Нет, пожалуй, в последнее я точно не верил. А что было бы, если удочка выскользнула из рук или я сам соскользнул и упал в воду Москва-реки, где таится что-то, способное наносить такие жуткие удары? Обо всём таком не хотелось ни думать, ни рассуждать и, в какой-то момент, я подумал, что пора заканчивать со всем происходящим – просто выбросить в кусты этот подарок Леры, подхватить рюкзак с ковриком, пойти пожелать доброго утра Александру с женой, если они уже встали, и возвращаться к машине. Наверное, это было самым разумным. Но, на самом деле, желанным ли? Ведь именно сейчас я стоял рядом с чем-то невероятным или просто таким пока кажущимся, но чего-то подобного явно не хватало в моей, в общем-то, достаточно «накатанной» и скучноватой жизни. А отказаться от всего и уйти, возможно, значило не узнать на самом деле чего-то важного и удивительного, каким бы это маловероятным не казалось здесь, на знакомом берегу Москва-реки, да ещё и с такими инструментами. И, тем не менее, я заколебался, на всякий случай, подняв повыше удочку и почти завороженно глядя на раскачивающиеся на ветру поплавок и грузило, с которых вниз по леске сочилась грязная вода.

- Может ли здесь быть что-то такое?

Пробормотал я, переводя взгляд на воду, а потом вздрогнув от неожиданно громкого пронзительного гудка проходящей теперь прямо напротив меня баржи, дети на которой, столпившись возле поручней, кажется, именно мне весело махали руками. Ну, конечно же, мне! Кому же ещё? Ведь, насколько я мог видеть, здесь нигде и никого по-прежнему не было.

- В добрый путь!

Успев об этом только мельком подумать, вдруг громко и воодушевлённо закричал я, и ответно замахал свободной рукой, вроде бы, различив в визгах и воплях слова про рыбу. Видимо, они желали мне удачного улова и, невольно снова вернувшись к происходящему, я неожиданно рассмеялся и некоторое время никак не мог остановиться, начав закашливаться. В самом деле – мне показались прямо-таки невероятно уморительными все мои мысли о странных монстрах или чём-то подобном здесь – на исхоженном берегу-то Москва-реки, рядом с красивыми корабликами и томящимися в ангарах байдарками, плавающими баржами с детьми и находящимся буквально в нескольких минутах езды городом. Что такого здесь может быть, не то, что, ужасного или удивительного, но и просто примечательного и необычного? Пожалуй, исключительно моё богатое воображение, какие-то обыкновенные совпадения и странноватая девчонка, которая «вытащила» меня на эту странную затею со своими безумными подарками. Вот и всё!

- Похоже, самое время ещё раз забросить удочку и заниматься своими делами.

Чуть успокоившись, произнёс я, и, энергично махнув спиннингом, смотрел, как грузило стремительно исчезает в тёмной воде, а поплавок, дёрнувшись, плавно занял своё место, начав всё сильнее раскачиваться на поднятых баржей волнах. Однако, всё-таки я поймал себя на том, что с некоторым беспокойством вглядываюсь, как в Москва-реку, так и в саму яркую отметину на удилище, тем не менее, не желая особенно и торопиться. Главным образом потому, что солнышко вдруг зашло за тучи и вокруг несколько потемнело – почему-то особенно сильно именно в том повороте, через который мне нужно было возвращаться. Там гнулись ветки, громко зашумел ветер и казалось, что повеяло промозглым холодом, тогда, как в выбранном мной месте, было приятно уютно, тихо и комфортно. Поэтому мне показалось вполне логичным, в любом случае, немного подождать – скоро снова появится солнце, стихнет ветер и я спокойно побреду к машине.

- И больше никаких подарков от странных людей.

Пробормотал я, а потом увидел, как что-то тёмное стремительно начинает приближаться из глубины к поплавку, потом на поверхности мелькнул водный гребень, напоминающий скрюченные пальцы, которые ухватили и сильно дёрнули леску.

 

Глава I из XV

 

Гольцов Кирилл

Москва и область

май - июнь 2019

 

Copyright © Свидетельство о публикации в электронном СМИ №  219060100909

главная страница | навигатор | работы и проекты | актуальные события | эффективное сотрудничество | обновления
обо мне | фотографии | видеоматериалы | авторские снимки | увлечения | интересные факты | контактная информация