Роман "Мёртвые игры. Могила"

/ доступные ссылки выделены жирным шрифтом /

Уважаемые читатели!

В мае 2013 года я закончил работу над романом "Мёртвые игры. Могила" (13 авторских листов) и решил продолжить написание книги "Прошлые дети", параллельно рассматривая предложения по изданию других своих произведений. Если у вас есть по этому поводу интересные мысли - добро пожаловать к эффективному диалогу.Гольцов Кирилл Вячеславович www.golcov.ru роман Мёртвые игры Могила

Роман "Мёртвые игры. Могила" расскажет о том, как иногда невинные детские развлечения определяют выбор того, кто умер, но хочет невероятным образом вернуться через их тела и души к жизни. Это приводит к непредсказуемым и ужасным последствиям. Удастся ли детям всё это преодолеть или кошмар поглотит их навсегда? Чтобы ответить на этот вопрос, они попытаются выжить вместе и поодиночке, многое понять и исправить. А что у них из этого выйдет, вы обязательно узнаете, если прочитаете произведение.

Действие романа, написанного в течение апреля и мая 2013 года, происходит в одной из деревень Московской области, прототипом чего выступило несколько мест Серпуховского района. В произведении, как мне кажется, я оригинально / "свежо" трактовал попытку мертвеца вернуться к жизни и удачно завязал это на детской теме, практически исключив из повествования воспоминания и увеличив количество диалогов. Именно из-за последнего, объём романа составил всего 13 авторских листов, хотя фактически соответствуют по количеству страниц произведению "Оживающее воображение".

Как и с предыдущими книгами, поразмышляв над оформлением "лица" будущей обложки, я решил нарисовать иллюстрацию самостоятельно. Её художественные достоинства по-прежнему весьма спорны, но, несомненно, смысл и видение произведения автором здесь удалось выразить в полной мере. Нажав на иллюстрацию справа, вы можете рассмотреть рисунок намного подробнее.

Буду признателен за ваши отзывы о прочитанном произведении - они очень помогут мне в продолжении написания нового романа "Прошлые дети".

______________________________________

Ознакомительная глава "Забавы с утопленницей"

- Смотрите, утопленница плывёт!

Крикнул я, задохнувшись от волнения и не веря, что заметил её первым. До этого мне всё приходилось узнавать непременно от кого-то, а здесь – такая удача, которую, честно говоря, я считал почему-то невозможной именно для себя. Но, наверное, наконец-то, повезло.

- Хорош трепаться.

Подтолкнул меня в плечо Женя и шумно втянул в себя воздух:

- Бревно какое-то или ещё что.

- Нет, мальчики. Точно.

Взволнованно прижав непропорциональные руки к впалой груди, пискнула Лера:

- Что нам теперь делать?

- Если так, то поплыли, посмотрим?

Неуверенно предложил Славик, оглядываясь и размахивая рукой с огромными чёрными спортивными часами, смотревшимися как-то вызывающе и нелепо.

- Ага, вот ты и плыви. С мёртвыми шутки плохи.

Глухо ответил Толик и его необъятный живот заколыхался:

- Я знаю, что говорю.

- Тоже мне, знаток.

Хмыкнула Таня и переложила свою маленькую мокрую косичку с левого плеча на правое:

- Может, надо позвать взрослых?

- Да, это может быть какое-нибудь преступление.

Поддержал Женя, и его глаза, прячущиеся за толстыми линзами очков, превратились в две тоненькие щёлочки:

- Вот будет здорово, если все узнают, что это мы помогли его раскрыть.

- Или просто несчастный случай.

Вставил Славик и скорчил страшную гримасу:

- Может быть, она самоубийца?

- Ой, не говори так.

Лера отступила, и её ноги забавно разъехались на мелком песке:

- Я теперь совсем испугалась.

- А почему ты решил, что именно «она»?

Спросил я, чувствуя, как в животе поднимается что-то тяжёлое, а голова словно затуманивается, что являлось верным признаком волнения:

- Отсюда и не разглядеть.

- Какая разница. Вдруг она сейчас поплывёт к нам?

Сказал Толик и сильно вздрогнул:

- Не знаю даже, что со мной будет, если покойница выйдет из воды, поманит и скажет, что научит меня, как следует плавать или печь блины.

- Ой, не надо!

Запричитала Лера и опустилась на песок, зажмурив глаза:

- Я ничего не видела и не знаю. Вот.

- В одной книжке было написано, что женщины плавают лицом вверх, а мужчины – вниз.

Серьёзно ответил Славик и неожиданно широко улыбнулся:

- А ещё там наверняка будут раки. Мне рассказывали, что в старину…

- Что, полная авоська в руке?

Обветренные щёки Толика раздулись, сделав его нос и глаза комически-маленькими:

- Вот уж глупости. Или из магазина?

Таня громко похлопала себя ладонью по выпирающему круглому животу, прямо-таки удивительному для такой маленькой и хрупкой, хотя и очень сильной девочки:

- Мне достаточно. Иначе вы опять будете дразниться.

- Ребёночек ещё не шевелится?

Прыснул Славик, и мы все невольно заулыбались:

- А раков мы можем сварить и съесть без тебя.

- Фу. И ты станешь это делать после мёртвой?

Лерины глаза широко распахнулись, и она быстро закачала головой:

- С какими, оказывается, дураками я вожусь.

- На себя посмотри. Так что, поплыли?

Славик обвёл внимательным взглядом наши посерьёзневшие лица:

- Посмотрите – куда она направляется. Мы можем не успеть. Не знаю, как вы, ребята, а я никогда себе не прощу, если упущу такое дело.

Я, вместе с остальными, аккуратно приблизился к самой кромке воды, и вынужден был согласиться. Тело плыло пока сравнительно медленно, но опасно приближалось к сильному течению в центре реки, которое непременно его подхватит и с огромной скоростью понесёт к кучке зелёных островков, а за ними – уже совсем чужая территория. Там местные ребята сделают с нами тоже, что и мы бы с ними, рискни они приплыть сюда. Но главное в другом – тогда никто не поверит, что это именно мы первыми обнаружили утопленницу и вся слава достанется им.

Я безо всякого труда представил себе, как, словно между прочим, небрежно упоминаю потом по всякому поводу о захватывающем приключении, которое пережил однажды летом, и все смотрят на меня в немом восхищении. Необыкновенно соблазнительная перспектива? А страх, который овладевает мною сейчас – неизбежная и вполне посильная плата. Если же все лавры достанутся тем ребятам, то именно так будут делать они, а мы останемся «с носом».

- Решено. Я с тобой.

Кивнул Толик, на лице которого, как и у всех остальных ребят, я заметил мысли, весьма схожие со своими. Даже Лера стала сомневаться, а Славик, указав пальцем на живот Тани, уморительно серьёзно сказал:

- А вот тебе лучше побыть на берегу. С таким-то пузом. Всех утопленниц распугаешь.

И мы засмеялись, хотя прекрасно знали, что она всего лишь немного перекусила. Просто у Тани, как объясняла мне мама, возмущённая нашими шуточками о беременности девочки, небольшой желудок и из-за худобы получается такой непропорциональный вид. Она так же сказала, что над этим ни в коем случае нельзя смеяться, иначе можно очень сильно обидеть человека. В общем-то, я с ней был согласен, но, когда мы опять собирались всей нашей компанией, это неожиданно начинало снова казаться уместным и уморительным, так же, как и обзывание Толика «жирдяем», а Жени – «очкариком». Хотя мы делали это, когда они уж очень сильно нас доставали. Зато от других, а особенно ребят с другого берега, слышали регулярно.

- Дурак. Если на то пошло, то я плаваю намного лучше тебя.

Надулась Таня и вошла по щиколотку в воду:

- А ты только языком горазд болтать и строить из себя «крутого».

- Только давайте поплаваем рядом – не будем её просто трогать и всё. Можем и заразиться чем-нибудь нехорошим.

Согласился Женя и, сняв очки, осторожно протёр стёкла полотенцем.

- Всё с нами будет в порядке. Посмотрим поближе – и всё.

Отозвался я, лохматя горячие от солнечных лучей и кажущиеся почему-то твёрдыми и гораздо длиннее, чем было на самом деле, волосы:

- А ты, Лера, с нами?

Девочка некоторое время колебалась, а потом горестно всхлипнула:

- Нет, я не смогу.

- Значит, придётся тебе подождать нас здесь одной.

Усмехнулся Славик и сделал зловещее лицо:

- Если мёртвые или живые найдут тебя, не трудись кричать – мы все равно вряд ли услышим и успеем прийти на помощь.

- Да, верно. Лучше понятный утопленник, чем неизвестность.

Серьёзно кивнула Таня, а потом вдруг прыгнула вперёд и, вынырнув на внушительном расстоянии от берега, отплёвываясь, закричала:

- Чур я первая доплыву! А вы – уже потом!

Славик молча бросился за ней, потом и все остальные. Последними входили в воду я и мелко дрожащая Лера, судорожно хватающая меня за плечи и повторяющая:

- Ты только будь рядом. Хорошо? Не оставляй меня.

- Конечно. Можешь быть спокойна. Только давай-ка немного поторопимся.

Кивал я, в глубине души желая подплыть и, может быть, даже потрогать труп первым, но Таня на самом деле здо’рово плавала и, скорее всего, никаких шансов у меня здесь не просматривалось. Тем не менее, конечно, было бы очень обидно оказаться в числе последних.

Когда я окунулся с головой и поплыл, преследуемый Лерой и веерами брызг, которые рассыпались вокруг неё, образуя подобие прозрачного переливающегося в лучах солнца купола, то почувствовал в какой-то момент странный провал в пустоту. Словно вернулся на пару лет в прошлое, и в первый раз напившись с друзьями, прыгнул с балкона второго этажа, к счастью, отделавшись лишь несколькими царапинами. Но сейчас опасность почему-то казалась гораздо более реальной и близкой. Впрочем, в детстве как-то не принято задумываться об этом и уж тем более делать какие-то далеко идущие выводы. Впрочем, когда Лера ухватила меня за плечо, мешая плыть и погружая под воду, в какой-то момент, я готов был вынужденно и пересмотреть такой легкомысленный подход.

- Я совсем выдохлась. Поможешь мне немного?

Бормотала девочка прямо мне в ухо:

- А мы точно по воде от неё ничем не заразимся?

- Нет. Не тяни меня вниз. Утонем вместе и всё.

Отплёвываясь, с трудом ответил я, и вдруг подумал о том, чего только не содержится в той жиже, где мы сейчас беззаботно плескаемся. Мёртвые люди, животные и рыбы, грязь, моча неизменно писающих с моста в воду ребят с другого берега, и ещё прорва того, о чём даже не хочется думать. Но, раз это не останавливает не только детей, но и взрослых, то почему должно так беспокоить меня?

Тем временем, Славик с Таней, видимо, практически одновременно оказались возле утопленницы и по реке понеслись их громкие возбуждённые голоса:

- Я первый!

- Нет, ты ещё там был, а я уже сюда приплыла!

Толик, несмотря на свою полноту, плыл неторопливо, но очень грациозно и чем-то походил на крокодила, неотвратимо приближающегося к добыче. А Женя напоминал странного водолаза, колышущегося, словно поплавок и постоянно меняющего положение со спины на грудь и обратно. На его больших забрызганных каплями стёклах очков играло солнце и слепило, словно идя от всего лица мальчика, отчего у меня перед глазами плыли и мелькали тёмные пятна.

- Ты из-за меня станешь последним.

Виновато вздохнула Лера:

- Но я им обязательно скажу, что это только я виновата.

- Это, поверь, уже неважно.

Пробормотал я, пожалев, что не прихватил сегодня из дома надувной круг, который можно было отдать Лере и избавиться от её очень сейчас обременяющего присутствия:

- Мы уже близко.

- Ого! Он дотронулся до неё!

Взвизгнула Таня, а потом жалобно заголосила:

- Нет, не трогай меня этой рукой! Ну, пожалуйста!

Толик и Женя были уже там, и вскоре я закружился рядом на одном месте, попросив Славу помочь мне с Лерой, которая, кажется, весила теперь не меньше центнера.

- Без проблем, старик. Передохни.

Серьёзно ответил он и подхватил девочку сзади:

- Смотри, Таня – даже Лера не боится мой правой руки!

- Что? Это ты ею трогал?

Вздрогнула Лера и попыталась отстраниться:

- Нет, не надо. У меня будет раздражение.

- Ничего с тобой не случится.

Фыркнул Женя и рассмеялся:

- Ни у кого нет сухой тряпки, чтобы протереть очки?

Труп стало всё быстрее относить течением, и мы некоторое время кружили рядом, нарочно подплывая поближе и касаясь зловеще развевающейся, но, кажется, неплохой одежды. А потом с дикими воплями отплывали в сторону:

- Ой! Она меня коснулась!

Однако, вскоре это нам наскучило и Славик, осторожно передавший Леру Толику с напутствием «ни в коем случае не подкладывать хрупкую девочку под свой толстый живот», попытался повыше вынырнуть и с шумом обрушился на труп, перевалившись на другую сторону и победно взметнув кулак:

- Вот как я её!

Остальные, вначале робко, а потом всё более увлекаясь, «героично» начали повторять и кончилось всё тем, что каждый, кроме Леры, даже проехался на утопленнице, словно на «банане». Мы хохотали и взвизгивали от ужаса, смешанного с омерзением, когда труп с каким-то непередаваемым потусторонним и неприятным звуком выходящего воздуха, медленно погружался вниз, заставляя нас отчаянно дрыгать ногами и отступать. А потом мёртвая снова всплывала, и течение всё стремительнее несло нас к одному из зелёных островков с небольшим песчаным пляжем и множеством вздыбившихся корней деревьев по всему периметру, словно предостерегающих случайных гостей от намерения праздно высадиться.

- Вот мы и прибыли к конечной станции!

Воскликнул Славик и встал на ноги рядом с колышущимся на волнах трупом. Здесь вода доходила нам уже до колена и, измождённые игрой, все торопливо пошли к берегу, громко загребая ногами и наслаждаясь веером брызг. В какой-то момент, я почувствовал странную тянущую боль, и появилось ощущение, словно моя левая ступня растекается в стороны. Это заставило меня несколько растерять задор и с большой осторожностью добрести до песка.

- Ой, кровь!

Завизжала Лера и отшатнулась в сторону:

- Что с тобой, Кирилл?

- Пустяки, царапина. Сначала думал, что просто свело.

Подошедший Славик, склонившись, некоторое время обследовал мою ступню, из грубого большого шрама на которой, пульсируя, текла кровь:

- Наверное, об осколки или острый камень поранился. До свадьбы заживёт.

- Это уж точно.

Кивнул я, болезненно морщась и осторожно присаживаясь на песок, положив вывернутую левую ногу на колено другой.

- Давайте замотаем какими-нибудь листьями.

Тяжело дыша, сказала Таня:

- Я видела такое в фильмах. Никто не знает, какие нужны?

- Больно, наверное?

Протянул Женя, снимая очки, крепящиеся к голове широкой резинкой, и стряхивая их:

- Я тоже как-то о корягу в воде разодрал локоть. Жутко саднило.

- Тебе уже говорили, что без очков ты выглядишь вполне ничего?

Усмехнувшись, сказал Толик, растирая свой живот, по которому сочились струйки воды:

- В зеркало-то себя без них видел?

- Не гони. Попробуй лучше куда-нибудь зайти вперёд своего пуза.

Беспечно отмахнулся Женя и водрузил очки на узкий потный нос, и они немедленно, несмотря на резинку, соскользнули на самый кончик, где, покосившись, замерли:

- Просто сейчас надо быть аккуратнее. Мама мне говорила, что эти капельки на стёклах, если в них под определённым углом попадёт солнце, могут выжечь глаза. Сечёте?

- Эй! А где мертвячка-то?

Вскрикнул Славик, и все отвернулись от меня, посмотрев на то место, где, я был готов поклясться, буквально минуту назад, плавало тело.

- Может быть, её снесло течением?

Удивлённо протянула Таня, но тогда утопленница должна была обязательно оплыть рядом с нами и мы не могли её не заметить. Хотя, в какой-то момент, мне показалось, что у прибрежных коряг что-то мелькнуло, словно кто-то прыгнул в гущу листвы. Но ведь мёртвые так не поступают, правда? Это могло показаться в какой-то мере вероятным и зловещим тёмной ночью, но в такой замечательный солнечный денёчек, звучало, как заведомая глупость.

- Тогда куда она подевалась?

Лера развела руками и громко икнула:

- Ой, ребята. Я хочу вернуться. Мне это совсем не нравится.

- Погоди, ты только…

Начал Славик, но тут мы услышали какой-то треск, несущийся из листвы, и настороженно замерли. Кто там может быть? Разумеется, пылкая детская фантазия мгновенно нарисовала нам зловещий образ покойницы, которая чудесным образом ожила и теперь затаилась в кустах, цепляясь скрюченными пальцами за стволы деревьев и выбирая удобный момент, чтобы броситься и отомстить нам за все издевательства. Однако, ничего подобного никому не хотелось предполагать, поэтому Таня нашла более простое объяснение, которое тихо и озвучила:

- Может быть, просто какое-то животное?

- Или дерево рухнуло.

Облизав губы, кивнул Толик:

- Такое происходит чаще, чем можно представить. Чего мы все переполошились-то?

- Да. Мы с родителями были на Чёрном море, а там столько нефтяных вышек…

Начал Женя, но тут же замолчал, когда откуда-то послышался таинственный вой. Он немного напоминал собачий, но я почему-то был уверен, что на такое способен только человек. Неужели всё-таки происходит что-то невероятное, и, разумеется, связанное с утопленницей?

Видимо, о чём-то подобном подумали все и, к моему растущему страху, примешалось чувство разочарования из-за этих людей, несомненно, готовых в любой момент бросить меня на произвол судьбы. Конечно, перефразируя известную поговорку, пятеро одного не ждут, но порыв друзей в сторону воды быль столь откровенным, что, конечно же, появись сейчас из листвы раздутое лицо утопленницы, они бы все разом бросились туда. А как же я? Кровь продолжала идти, и я не был уверен, что в таком состоянии смогу добраться до нашего берега. Только как же тогда возвращаться?

- Ой, мама!

Всхлипнула Лера, очень напомнив Пятачка из американского мультфильма о Винни Пухе, когда, прорываясь сквозь листву, нечто, как мне сначала показалось, огромное, полетело в сторону воды и громко плюхнулось, заставив всех сплотиться вокруг меня. Я почему-то был уверен, что это обязательно утопленница, не способная почему-то долго находиться на суше, решила опять оказаться в знакомой стихии. Или, быть может, всё гораздо коварнее – отрезать нам все пути к отступлению по воде?

- Что это?

В голосе Славика звучало беспокойство и какая-то обречённость.

- Всего лишь коряга.

С нескрываемым облегчением ответил Женя, поправляя очки и неуверенно улыбаясь:

- Да, вот так.

- А кто её бросил?

Взвизгнула Лера и задрожала:

- Ты об этом подумал? Коряги не летают сами по себе.

- Это понятно. Погодите.

Славик поднял вверх указательный палец, и мы замерли. Но больше ничего не происходило. А когда мы вздохнули немного свободнее и даже стали друг другу неуверенно улыбаться, словно извиняясь, из кустов появилось четверо ребят постарше нас на пару лет. Это были те самые парни, жившие на другом берегу реки, с которыми у нас уже было несколько неприятных стычек. Впрочем, наверное, каждый по отдельности мог ещё здесь кое-что прибавить, но вместе, несомненно, мы чувствовали себя гораздо увереннее.

- Вы чего это по нашему острову шастаете?

Развязано спросил Олег, который был у них вроде вожака, причмокивая, жующий жвачку и угрожающе сжимая кулаки:

- Думали, мы ничего не видим?

- Просто передохнём и поплывём назад.

Спокойно ответил Славик и кивнул в мою сторону:

- Кирилл сильно поранил ногу.

- А я думаю, что ребятки нарываются. Как считаешь, Филин?

Обратился Олег к долговязому парню со странно выпученными глазами, словно выражающими вечное удивление:

- Наверное, им стоит придать ускорение?

- Так и есть. Дело говоришь.

Кивнул он и звонко ударил по загорелым плечам двух близнецов, застывших рядом с абсолютно одинаковыми выражениями на одутловатых лицах и напоминающих борцов сумо, готовящихся с криком бежать на соперника. Впрочем, они выглядели, скорее, не угрожающе, а карикатурно – невысокого роста, «поперёк себя шире», со сгорбленными спинами и большими лысинами. Этакие отвратительные гномики, так и ждущие команды «фас».

- Давайте разойдёмся по-хорошему.

Примирительно сказал Славик, но все услышали, что в его голосе нет испуга:

- Мы сейчас немного передохнём и поплывём.

- А я так не думаю.

Противно хохотнул Олег:

- Вы, может быть, ещё скажете нам – где гулять и когда пора идти домой?

- Нет, ребята. В самом деле…

Начала Наташа, но Филин перебил её, крикнув:

- А вот мы сейчас вам покажем, где раки зимуют!

Близнецы, как по команде, с грозным рыком сорвались и ринулись к нам, а Славик, поколебавшись, завопил:

- В рассыпную!

И я мгновенно остался один с бегущей на меня зловещей оравой. Нога пульсировала и болела. Да и что я мог сделать в этой ситуации? Тем не менее, раз всё так плохо складывается, не оставалось ничего другого, как готовиться к серьёзной драке. Я уже начал приподниматься, когда меня буквально сбили с ног, болезненно попав песком в глаза. Огромные тени перемахнули через меня и скрылись в зарослях – там, где только что исчезли мои товарищи. Видимо, увидев кровь, со мной попросту не захотели связываться, но, как было на самом деле, мы с друзьями так и не узнали – всех, кроме одного из близнецов, я видел в живых в последний раз.

Я протёр глаза, снова аккуратно вывернул подёргивающуюся ступню, и стал просто ждать. Несмотря на то, что все меня бросили на произвол судьбы, конечно, я переживал за друзей, но, учитывая, что островок был совсем небольшой, был уверен, что очень скоро опять всех увижу. Если, конечно, они не задумают поплыть и переместятся куда-то ещё. Впрочем, это было маловероятно – пожалуй, нет ничего более беззащитного, чем барахтаться в воде, когда тебя пытаются утопить. У меня уже был подобный опыт в бассейне, где один вечно прыщавый старшеклассник, неожиданно обрушавшись сверху, стал хватать меня и других ребят за ноги, пытаясь утащить на дно. Я тогда нахлебался отвратительной хлорной воды и потом долго не мог избавиться от чувства паники и стоящей перед глазами картинки грязного кафельного дна. Конечно, на реке с этим совсем другое дело, но здесь рядом не было взрослых, а, значит, присутствовала самая настоящая опасность. Впрочем, а где невозможно утонуть?

Время шло, но никто не появлялся – даже таинственно исчезнувшая утопленница, которой, кажется, я тоже вполне мог обрадоваться, за неимением лучшего. Вокруг стояла пронзительная тишина, нарушаемая лишь лёгкими порывами тёплого ветра и вторящему им неторопливому шуму листвы. Ступня болела по-прежнему, но кровотечение превратилось в маленькие неуверенные струйки, да и те быстро подсыхали, неприятно блестя на солнце тёмно-бордовой корочкой. Кожа казалась странно вывороченной, но не такой страшной, как впечатление от впервые увиденной раны. В конце концов, разумеется, всё будет в порядке, как и всегда – у меня бывали и не такие порезы на коленях, но сейчас, в томительном напряжении, всё казалось необычным и, пожалуй, мрачноватым.

Чтобы отвлечься, я начал бездумно раскладывать на песке мелкие камни, потом пытался вспомнить стихи, которые разучивал в школе и забавляться причудливыми сплетениями вывороченных корней берега. А когда был уже близок к тому, чтобы попытаться встать и хоть немного пройтись, чтобы развеять тяготящую неопределённость, кусты зашуршали и оттуда выбежали раскрасневшиеся Славик и Лера.

- Фу, прямо ног не чувствую!

Выдохнул друг и повалился рядом:

- Ты сам как?

- Нормально. А где остальные?

- Мы не знаем. Они гнались за нами и у меня вот все руки теперь в порезах от веток.

Захныкала Лера, беспокойно скрестив на груди широко расставленные пальцы, и всё время оглядываясь:

- Чего им от нас надо?

- Просто хулиганы.

Мои плечи неопределённо взметнулись вверх, а в душе снова кольнула обида:

- Я уж вас заждался. Думал, вы давно уплыли.

- Нет. Ты что? Как же мы тебя бросим?

Густые брови Славика удивлённо приподнялись и забавно изогнулись.

- Спасибо. Со мной всё в порядке.

Улыбнулся я и решил не развивать эту тему. Сейчас то, что они меня бросили наедине с этими большими ребятами, почему-то вовсе не казалось таким уж страшным. Наоборот, в этом была твёрдая логика, и даже какая-то предрешённость. И с чего это я решил подозревать их в чём-то нехорошем?

- И что теперь будем делать?

Лера громко вдохнула и, присев, быстро всполоснула лицо речной водой.

- Ждать, конечно.

Ответил Славик и махнул в сторону зарослей:

- Хотя, до сих пор не понимаю – чего это мы побежали.

Я хотел напомнить, что инициатором этого был он сам, но тут из кустов вышел Толик, придерживая прихрамывающего Женю.

- Ой, ребята! Что у вас?

Лера тут же быстро пошла в их сторону.

- Порядок. Только вот об корень споткнулся. Чёрт, нога болит.

Вздохнул Женя, но на лице его цвела улыбка.

- Тоже до свадьбы заживёт. У нас так скоро будет прямо-таки общество повреждённых ног.

Откликнулся Славик и нахмурился:

- Таню не видели?

- Нет, мы разминулись.

Мотнул головой Толик, отдуваясь и осторожно присаживаясь рядом со мной.

- Она, конечно, задиристая девчонка, да ещё этот живот. Но, знаете, мне её не хватает.

Задумчиво пробормотал Славик:

- Надеюсь, что она сейчас придёт, а эти ребята свернут себе где-нибудь шеи.

- А вдруг они сейчас опять сюда вернутся?!

Взвизгнула Лера, и мы все вздрогнули:

- Я больше не смогу бежать. Да и Кирилл с Женей тоже. Что тогда?

- Будем драться здесь.

Пожал плечами Славик и черты его лица как-то вытянулись:

- Может быть, так сразу и стоило сделать. А то они так и будут доставать…

Из глубин зарослей раздался душераздирающий крик, и мы все настороженно замерли.

- Какой ужас!

С присвистом зашептала Лера:

- Что-то случилось. Наверняка.

- Да. Но это не похоже на Таню.

Сглотнув, медленно покачал головой Славик:

- Как думаешь, Кирилл?

- Нет. Но и вообще ни на что не похоже.

Ответил я, и неуверенно добавил:

- Не наша ли это утопленница?

- А я думал, что время для страшных историй ещё не наступило.

Хмыкнул Женя и заслонил ладонями очки:

- Но вы опоздали. Я уже достаточно натерпелся, чтобы испугаться ещё больше.

- Может быть, нам надо пойти посмотреть?

Неуверенно предложил Толик:

- Вдруг, в самом деле, это что-то серьёзное?

- Ага, и снова разделиться?

Ответил Славик и тут снова раздался крик, только ближе и на этот раз мы все узнали голос Тани. Значит, что бы там ни было, с ней всё в порядке, но может понадобиться наша помощь. Я поглубже вдохнул и крикнул:

- Таня! Всё в порядке? Мы тут!

Ответа не последовало, но из глубины зарослей явно что-то приближалось. Сначала это был отдалённый неразборчивый шум, потом всё ближе к нам заколыхались ветки деревьев, и, наконец, с нелепо открытым ртом и безумно выпученными глазами, на песок выскочила Таня. Она попыталась остановиться, но споткнулась, и, перекувырнувшись, растянулась у самой воды.

- А вот и ты. Мы уже не знали, что думать.

С большим облегчением выдохнула Лера и устремилась к подруге:

- С тобой всё в порядке? Где эти ребята?

Таня приподнялась, и некоторое время только прерывисто дышала, пытаясь что-то сказать. Потом, упершись руками в бока, несколько раз громко выдохнула, и ответила:

- Они там. Двое или трое. Мёртвые.

- Что? Почему?

Женя подскочил на месте:

- Ты что говоришь?

- Вот, смотрите. Я случайно дотронулась.

Таня вытянула вперёд дрожащую ладонь, и мы увидели смазанный след, действительно очень похожий на кровь.

- Так, может, это ты поцарапалась или ещё что.

Сказал Славик, выглядящий сейчас каким-то постаревшим и осунувшимся:

- Расскажи, что там было?

- Они преследовали вас и меня. А потом отстали, и я долго брела, пытаясь отыскать вас. И вот наткнулась. Думаю, это они так странно кричали. И там был кто-то ещё.

- Правильно. Четвёртый.

Кивнул Толик, но, помедлив, неуверенно посмотрел на остальных:

- Знаете, может быть, мне просто показалось, но за нами бежали не только они. Там действительно был кто-то ещё.

- Да. Я только сейчас вспомнила.

Кивнула Лера и с надеждой посмотрела на другой берег, с которого, кажется, мы всего несколько минут назад беззаботно отплыли к покойнице:

- Давайте поскорее убираться отсюда.

- Погоди. И что мы скажем? Остров, полный трупов, по которому бегает утопленница, с которой мы играли?

Протянул Славик и приблизился к Тане:

- Ты точно уверена, что они мертвы?

- Да, не сомневайся. Кишки наружу и всё такое.

- Думаю, мы будет глупо выглядеть, если просто поверим тебе на слово, а там ничего не окажется. Ты только не обижайся. Сегодня, случаем, не первое апреля?

Спросил Женя, забавно моргая испуганными глазами:

- Надо посмотреть и всё станет ясно.

- Нет, я туда больше не пойду.

Замотала головой Таня и по её щекам начали медленно скатываться крупные слёзы:

- Это так ужасно. Даже не знаю, как сказать.

- Так что нам теперь делать?

Толик неуверенно посмотрел на остальных:

- Если действительно рядом шныряет какой-то маньяк или даже каким-то чудом ожила эта утопленница, самое время принимать решение.

- Да, но надо убедиться, что всё так. Иногда такое покажется, что и не выдумаешь.

Серьёзно сказал Славик и обвёл нас рукой:

- Думаю, нам больше нельзя разделяться. Давайте пойдём вместе и, если всё так, плывём домой и зовём взрослых. Идёт?

- Может быть, лучше всё-таки не рисковать?

Внёс я свою лепту, хотя чувствовал, что решение уже принято:

- Как-то всё это странно выглядит.

- Именно поэтому и необходимо разобраться.

Серьёзно кивнул Славик и поднял лицо вверх:

- Что мы, маленькие, что ли?

- Нет, конечно. Но для таких дел, наверное, даже взрослым быть, и то мало.

Голос Тани окреп, и она стала выглядеть спокойнее, только пальцы слишком быстро теребили растрепавшуюся косичку:

- Ладно. Только быстро туда и потом уплываем. Но я уверена в том, что видела.

- Тогда почему хочешь снова взглянуть?

Пискнула Лера, крепко держа подругу за руку:

- Я никуда не хочу идти. Зря я вообще согласилась плыть сюда.

- Теперь об этом поздно говорить.

Отозвался Женя и кивнул:

- Да, давайте глянем и тогда, в любом случае, плывём назад. Кирилл, ты сможешь идти?

- Сейчас, попробую, минуту.

Я неуверенно поднялся, наступил на больную ногу, ослабил давление и быстро переступил. В голове тут же всплыли картинки того, как в рану проникает песок, она становится грязной и расширяется всё больше. Хотя, от горячего песка, несомненно, становилось легче, но в таком виде явно не стоило, даже немного, углубляться в лес.

- Порядок, но давайте её во что-нибудь завернём.

- Хорошо. Я мигом.

Кивнул Славик и начал с энтузиазмом выдирать большие лопухи, растущие между корней на склоне. Потом Таня ими очень комфортно, как будто многослойной портянкой, обернула мою ногу, и, засмущавшись, попросила:

- Мальчики, отвернитесь, пожалуйста, ненадолго. Ладно?

- А что ты собираешься делать?

Улыбнулся Славик и подмигнул остальным:

- Боюсь упустить что-нибудь интересное.

- Меньше говори. Ну же, давайте. Не тяните время!

- Мне тоже?

Спросил я, и, получив утвердительный кивок, ответил:

- Тогда я просто закрою глаза и обещаю не подглядывать.

- Пойдёт. Лера, помоги мне.

Я закрыл глаза и услышал тихий разговор, потом негромкий вскрик, звук рвущейся ткани, и, наконец, последовал оклик Тани:

- Всё готово. Можете смотреть.

- И что это было?

Тут же спросил Толик:

- Мне кажется, ничего не изменилось.

- А это, по-твоему, что такое?

Усмехнулась Лера, показывая ярко-красные верёвки, болтающиеся между пальцами.

- Не знаю. Откуда они?

- От моего купальника, глупые. Вот.

Таня быстро обернулась, и мы все увидели несколько некрасивых узелков, неровно стянувших сзади её цветастый купальник:

- Так не очень удобно, но надо же их как-то скрепить.

Моя нога была бережно замотана и, когда я снова на неё наступил, почувствовал себя почти хорошо. Правда, практически сразу, листья изнутри оказались вымазаны кровью, которая неприятно липла, а вскоре, несомненно, должна была начать хлюпать. Но боль слегка отступила, и серьёзное беспокойство вызывали, разве что, холодеющие пальцы ног.

- Отлично. Большое спасибо.

От всего сердца поблагодарил я и оглянулся на Женю:

- Как твоя нога?

- Гораздо лучше, чем порез. Давайте, двигаем побыстрее.

И мы углубились в лес, где Славик, возглавивший нашу неровную колонну, громко и зловеще зашептал:

- Если что, сразу быстро сматываемся. Никакого геройства. Таня, где ты? Показывай.

- Я не уверена, но…

Девочка протиснулась вперёд, и вскоре мы оказались на небольшой полянке.

- Вот там. Ничего не понимаю.

- Да. Здесь никого нет.

Кивнул Славик и, приблизившись к указанному Таней дереву, нагнулся:

- Тут что-то есть. Может быть, и кровь, не знаю. Но здесь явно было что-то тяжёлое и его тянули через мох вон в ту сторону.

- Я точно видела! Клянусь!

Обиженно воскликнула Таня, раскрасневшись и нервно оглядываясь:

- Нет, ничего не перепутала. Именно здесь.

- Ну, ладно. Не переживай. Сейчас подумаем.

Примирительно сказал Женя и неуверенно улыбнулся:

- Как бы там ни было, я рад, что всё так. Может быть, продвинемся чуть дальше?

- Ой! Что за дурацкие шутки?

Вскрикнула Лера и отскочила в сторону:

- Кто в меня кидается?

- А что там?

Заинтересовался Славик и, приблизившись, нагнулся, подобрав какой-то выпуклый предмет, напоминающий кастет с инициалами «С.О.».

- Погодите.

Сверху сыпались редкие листья и, подняв голову, мы увидели одного из близнецов, забравшихся до середины дерева и, кажется, намертво вцепившегося в ствол.

- Эй, ты там!

Неуверенно воскликнул Славик:

- Что случилось?

- Может, ну его? Сидит и хорошо, что нас не трогает.

Прошептала Лера, потирая плечо:

- А ещё бросается разной гадостью.

- Нет, погоди. Это, наверное, случайно выпало.

Сказал я, чуть отходя и внимательно вглядываясь в близнеца:

- Эй! Где твои друзья и брат?

Но никакого ответа не последовало. Поэтому мы столпились рядом с деревом и решали – стоит ли лезть за ним, или лучше продолжить осмотр островка. И, когда склонились к тому, что надо идти дальше и не ввязываться в какие-то странные игры, рука близнеца медленно поднялась вперёд, и, куда-то показывая, он истошно завопил:

- Там! Все там! А я убежал!

Мы попытались отвлечь его вопросами и даже угрозами, а потом, устав от кажущегося бесконечным вопля, решили двинуться в этом направлении и посмотреть.

- Странный он какой-то.

Хмыкнул Славик, постучав по дереву и, отойдя, показав мне руку:

- А это на коре точно кровь.

- Так что мы будем делать?

Нетерпеливо спросила Таня, которую явно задевало то, что мы заподозрили её в обмане.

- Пойдём, пройдёмся туда, и, если ничего не найдём, отправимся назад, а там пусть уж со всем этим точно разбираются взрослые.

Спокойно ответил Славик, и вдруг просиял:

- Жду не дождусь, когда мы вернёмся, и сможем рассказать всё, что здесь было.

- Да, для хорошей истории, если её правильно подать, уже более, чем достаточно.

Согласился Толик и хлюпнул носом:

- Но с вами, ребята, я готов продолжить.

- Только бы там не было ничего страшного.

Прошептала Лера, но всё оказалось не так. Когда мы отдалились от дерева, где продолжал безумно кричать близнец, то вскоре вышли на просторную поляну, которая, как я почему-то сразу подумал, являлась центром островка. Его странно коническая форма напоминала холм, от которого вниз расходилось всё остальное. Здесь стоял характерный запах свежевскопанной земли и три глубоких прямоугольных ямы.

- Могилы, что ли?

Выдохнул Женя, вздрагивая, приподнимаясь на цыпочки и хмурясь от боли в ноге.

- Нет, скорее что-то взрывали. Посмотри – это явно сделано не лопатой.

Отрицательно помотал головой Славик:

- Может быть, даже руками.

- Не говорите при мне такое.

Жалобно всхлипнула Лера:

- Таня, скажи – пусть он прекратит пугать.

- Тихо. Давайте заглянем – что там.

Сказал я, и через несколько мгновений пожалел о своих словах – в ямах оказались изуродованные трупы, явно принадлежащие нашим недавним недругам. Кровь и вывороченное мясо странно завораживающе переливались на солнце, и я почувствовал, что меня сейчас вырвет. Мне показалось, что не хватает одной головы и туловища, но полной уверенности не было. И, пока время для предположений не пришло, а в нас продолжало расти удивление, страх и отвращение, Лера громко истошно завопила. Наверное, именно это послужило своеобразным сигналом к тому необыкновенному и страшному, что ждало нас всех дальше. Пока же краски дня, звуки мошкары и лучи солнца показались нам необыкновенно насыщенными и словно какими-то неумело наигранными. А истерзанные трупы в ямах – излишне понятными, и даже ожидаемыми.

- Мы, кажется, влипли.

Дрожащим голосом сказала Таня, и это было удивительно точное определение.

 

Глава I из XV

 

Гольцов Кирилл

Москва и область

апрель - май 2013

 

Copyright © Свидетельство о публикации в электронном СМИ № 213051202076

 

главная страница | навигатор | работы и проекты | актуальные события | эффективное сотрудничество | обновления
обо мне | фотографии | видеоматериалы | авторские снимки | увлечения | интересные факты | контактная информация